EN
Вопрос-ответ Часто задаваемые вопросы Обращения граждан Телефонный справочник
+7 (800) 550-41-72 Телефон горячей линии
+7 (812) 326-31-63 Многоканальный телефон
Россия, 193232, Санкт-Петербург,
пр. Большевиков д.22, к.1
rector@sut.ru
НовостиАссоциация выпускниковА. А. Гоголь: «Надо говорить правду!»

А. А. Гоголь: «Надо говорить правду!»

23 сентября 2022
А. А. Гоголь: «Надо говорить правду!»

В проекте «Полчаса с выпускником» уникальный герой – это известный многим поколениям «бончевцев» Александр Александрович Гоголь. Он прошёл путь от студента ЛЭИС до ректора СПбГУТ (1999–2011), воспитал тысячи связистов и сотни административных работников, а главное – превратил «Бонч» из отраслевого института в международный научно-технологический центр.

Доктор технических наук, Почётный профессор СПбГУТ А. А. Гоголь продолжает работать в университете на кафедре телевидения и метрологии. Выпускник ЛЭИС 1968 года, он делится с нами удивительным рассказом о событиях своей жизни в разные годы.

В 2023 году Александр Александрович, которого близкие и коллеги называют «Сан Санычем», отметит 60-летие встречи с «Бончем».

– Александр Александрович, вся ваша жизнь связана с «Бончем» – университетом телекоммуникаций. А как вы выбирали профессию связиста?

– Выбор профессии у меня произошёл очень рано. Я родился в 1946 году в Западной Белоруссии. Когда мне было пять-семь лет, то есть примерно в 1951-м–1953-м году, мой отец, который работал на почте, притащил мне в качестве игрушки семь телефонных аппаратов: три трофейных немецких и четыре наших. Немецкие были пластмассово-фибровые из прессованной пластмассы, потоньше и повыше наших – и все с аккумуляторами, которые не работали. А наши аппараты, которые явно использовались в войсках, выглядели как ящички: углы, обитые металлом, и шлейка, видавшая виды. Все они были с индукторами. И когда отец объяснил нам, как ими пользоваться, мы тут же раскатали кабель (его было сколько угодно!) и подключили аппараты. Покрутишь ручку индуктора – и всё работает! Все наши аппараты работали! Тогда я и решил, что буду иметь дело со связью, как отец.

Если говорить всерьёз, это определило всю мою дальнейшую жизнь. Я стал радиолюбителем, делал усилители. Учился всегда хорошо. В 1961 году окончил русскую школу-восьмилетку, а потом попал в школу рабочей молодежи. Аттестат с отличием не получил – у меня были четвёрки по белорусскому языку и белорусской литературе. На экзамене выскочило из головы известное стихотворение «Жаба ў каляіне» [«Жаба в колее»]. В мечтах было одно – я хотел попасть в Харьковское высшее училище радиоэлектроники. Но туда я не попал по медицинским показаниям, а поехал с приятелем в МГУ.

– Расскажите, пожалуйста, как вы поступали.

– Я оказался в Москве. Удивительное время – я учебник физики помню весь! Перерешал все задачи, которые были, мог продолжать с любого места. В общежитии с нами был мальчишка из Тулы – с «квадратной» головой мальчик совершенно. Мы сидели на кровати друг против друга, и он мне объяснил всю тригонометрию на треугольнике.

Конкурс на факультет радиофизики, куда я поступал, был 28 человек на место. Нужно было сдавать математику письменно, но отметку не ставили – это было потрясающе! Экзамен писали на биологическом факультете. Впечатление от МГУ было ошеломляющим – это высотное здание, везде полированный камень, дубовая мебель, всё в отличном состоянии (у меня, когда я позже попаду в ЛЭИС, будет шок!). Аудитория высотная, 600 человек, и всего два прохода вдоль стен. Экзамен идёт с девяти до часу, и тебе всё время говорят: «Одна ошибка – два, одна ошибка – два!». Рассадили, смотрю на варианты на двойных досках и думаю: «Ёлки-палки, ничего не понимаю, не решу задачу!» И выключился.

А потом пришёл в себя и обнаружил, что уже одиннадцать часов. Посмотрел условия задачи и удивился: три задачи просто детские, четвёртая – посложнее, её тоже решил. А пятая такая: найти в общем виде изменение плотности дождя, если дует ветер, плывёт корабль, летит самолет. И в одном месте все их траектории пересекаются. Надо найти изменение плотности дождя, который попадает на корабль в момент пролёта самолета. Не поверите – я её тоже решил! К этому времени в аудитории из 600 человек осталось 37. В час дня я сдал работу, хотя и заметил у себя одну помарку в знаках.

Мы с приятелем погуляли по Москве день-два и пришли на объявление результатов. Классика! За стеклянными дверями, где вывешены положительные отметки, стоит огромная толпа, а где двойки – никого. Я сразу пошёл искать себя среди двоек – не нашёл. А в это время люди падают в обморок, их уносят – просто фантастика! Из толпы вылезает мой потный приятель и говорит: «Слушай, я себя не нашёл!» А я: «И я себя не нашёл!» А потом увидел, что у моей фамилии стоит жирный красный плюс.

На подготовку к следующему экзамену осталась ночь, но надо было ещё пройти медосмотр – зрение проверить. И меня это очень обидело! Представляете, в этом 33-этажном здании я был в списке 7676-м. Две лестницы – и бесконечная семитысячная очередь! Думаю, они измором, может, нас хотят взять, конкурс уменьшить?.. Я прошёл осмотр и попал на экзамен. Меня допытывали два аспиранта, которые помогали преподавателю. Он решил меня ещё поспрашивать и быстро писал на листочке очень сложные уравнения, а я должен был график нарисовать. А листочков много, и условия задач оказались на разных листах. Мы с ним спорили «правильно-неправильно», и он решил поставить мне три балла. Я ругался в приёмной комиссии и забрал документы, хотя меня просили этого не делать.

– А как вы попали в Ленинград? В ЛЭИС?

– Мой брат учился в Ленинграде на улице Мира, 15 в Зенитно-артиллерийском училище. Он уже отслужил в армии, поступил в училище, и мне хотелось к нему. Я сел на ночной поезд и, пока ехал, нашёл в справочнике два совершенно замечательных вуза: ЛЭИС имени Бонч-Бруевича и Ленинградский электротехнический, ЛЭТИ.

Выхожу в шесть утра: конец июля, хорошая солнечная погода. Перед Московским вокзалом – огромная клумба, скамейки, и гуляет какой-то человек с собачкой. Мы стоим в створе Невского проспекта, Адмиралтейская игла блестит, и он отвечает на мои вопросы – говорит, что я выбрал хорошие вузы. В ЛЭИС – прямо по Невскому, третий мостик налево. В ЛЭТИ – ехать на трамвае, а потом на троллейбусе или пешком (станция метро там ещё не открылась).

Я пошёл и своим «крестьянским умом», что поразительно, нашел ЛЭИС на Мойке. Вдоль реки росли огромные тополя. На фанерной доске объявлений высотой в этаж слева было написано «радиотехнический факультет, РТ», справа – «РТК». И вот я стою на Мойке, читаю и думаю: «Если я поступлю на РТ, буду знать радиотехнику, а если на РТК, буду знать ещё и конструирование». И меня это заинтересовало. Я пошёл к Адмиралтейству – фонтан уже работал, бабушки появились часов в семь-восемь – и уснул. А потом пришёл в приемную комиссию и сдал документы.

Первым экзаменом тоже была математика. Брат приехал ко мне с улицы Мира, зашёл в вуз, а я уже по лестнице спускаюсь. «Ты что, не сдал?» – спрашивает. Говорю: «Чего это не сдал? Я тебя уже жду!»

Узкие коридоры, довольно чахленькая мебель… Хорошая аудитория, 402-я, четвёртый этаж. Я оказался на предпоследней парте, и половыми тряпками, которые из ведра отжали, были закрыты уравнения. Думаю: «Куда я попал?!» Задачи посмотрел – ну детский лепет! Я быстренько написал решение, а потом помог ещё какому-то матросику в очках и девушке, с которой он познакомился. Начал писать – бабах! – сильнейший удар по затылку! Это была преподаватель по математике Извекова (потом мы с ней подружимся): «Бумажки рассылаешь?!» Отвечаю: «Нет, проверяю решение!»

И меня посадили на первую парту проверять работы. Я отдал своё решение, получил пятёрку… Так я оказался в «Бонче»!

– Александр Александрович, что вы чаще всего вспоминаете из студенческой жизни? Это какие-то люди или события, особенные предметы или обстановка в университете?

– Хорошие вопросы. Самое яркое в студенческой жизни – это то, что было и трудно, и легко. Я жил в общежитии на Среднем, 57… Помню потом, как уже в 1978-м, когда стал деканом, ко мне подошла Сабина Феликсовна Скирко, симпатичная женщина, и говорит: «Сан Саныч, у вас какая сессия?» Я говорю: «Первая!» А она: «А у меня сорок девятая!» – потом у нас сложились хорошие служебные отношения и от неё я узнал много полезного.

Но самое, пожалуй, «учебное» воспоминание – это мой первый экзамен по математике, первый семестр, у Матвея Яковлевича Беленького. Я был хорошо подготовлен, все зачёты получил. Но решил всё-таки перед экзаменом полистать учебник. Пошёл в читальный зал и заметил, что примерно четверть материала забыл, будто никогда его не видел. Пришёл на экзамен, и преподаватель быстро выяснил, что знания за первые месяцы у меня «пропали». Он дал мне ещё задачки и поставил четвёрку. И это была единственная четвёрка у меня. А потом я уже не готовился – шёл первым и сдавал.

Яркое впечатление оставили студенческие строительные отряды. 1964-й, Десятилетие целины. У меня медаль есть – перед вами «Лучший каменщик целины 1964 года»! Мне подарили электробритву «Харьков», и она у меня хранится до сих пор, хотя я давно её не использую. Отец говорил, что Харьков меня вспоминает… На целине мы построили двухэтажную кирпичную больницу – это в Казахстане, южнее Новосибирска.

Степь – потрясающее место! 64 человека. Нас очень хорошо встречали, кормили… Я девчонкам всё время помогал котлы мыть: если была утренняя каша, да ещё и пригоревшая, её только песком мыть. Я был в фаворе у девчонок всегда! На целине я был в 1964-м и в 1966-м.

– Мы знаем, что вы начали работать ещё во время учебы. Как это было?

– Родители могли мне присылать 25 рублей – этого было мало. Мне нужно было работать, и я понимал, что самое правильное – работать на кафедре. Я обошёл 32 кафедры, и мне везде отказали. Наконец я собрался зайти на кафедру телевидения, а она, кстати, была огромной, там было 106 инженеров! И вдруг мы сдаём коллоквиум или лабораторную по «Электронным приборам» – это была самая тяжёлая дисциплина (ответов на некоторые вопросы я не знаю до сих пор!). Я сдал коллоквиум, и мне предложили прийти на кафедру…

Когда на Мойке поднимаешься на второй этаж, первые две комнаты налево были наши. И все комнаты до конца коридора с левой стороны были наши! Это всё были научные подразделения. В конце коридора были очень хорошие мастерские, а на четвёртом этаже – вакуумный участок, стеклодувы. Можно было делать всё что угодно! И так у меня судьба сложилась, что я оказался на кафедре, а потом оказалось, что это на всю жизнь.

– Вы окончили ЛЭИС в 1968 году, защитили кандидатскую, а потом и докторскую диссертацию, прошли путь от инженера до ректора университета. Трудно ли было быть ректором?

– Я стал ректором в 1999 году. Стартовая ситуация была очень хорошая – министром связи стал наш выпускник Леонид Дододжонович Рейман. Но денег не хватало сильно: долг университета составлял порядка миллиона долларов, в то время – тридцать миллионов рублей. Меня вызывали в налоговую полицию, мы проигрывали суды. «Ленэнерго» требовало: «Плати!», а я и так был должен миллион, и у нас на счетах остались только студенческие деньги. Я говорю: «А вы вообще совесть имеете гражданскую? Изменилось законодательство, но не я его изменил. Не я виноват, и студенты мои не виноваты, и преподаватели». Вот такая у меня была «весёлая» жизнь вначале.

Но всё-таки были и Л. Д. Рейман, и Б. В. Грызлов, тоже наш выпускник, в то время – председатель Государственной Думы. И В. В. Путин становился президентом. Но начало моей деятельности было тяжёлым: долги, не понятно, где взять деньги, как учить студентов. В советское время в стране было всего шесть вузов телекоммуникаций, а потом в России осталось четыре (остальные два – в Одессе и в Ташкенте).

Но готовить инженеров без электричества мы не могли. В то время у меня начали возникать очень хорошие контакты с руководством ведомств. Взяток я никогда никому не давал и у меня их никто не просил…

– И как вам удалось справиться с долгами университета?

– Я поехал к Л. Д. Рейману и решил – попрошу у него миллион долларов. На Мойке мокрые подвалы – где-то дыра, и воду не откачать, ремонт надо делать… Попрошу два! Починю общежитие на Лесном – оно было в плохом состоянии… Попрошу три! Осушу подвалы, окна поменяю… Попрошу четыре! Прилетел в министерство, министр выходит, обнимает меня за плечи, приглашает, усаживается в кресло, просит принести мне кофе. В общем, такая располагающая ситуация. А я про себя думаю: чтобы дал четыре, попрошу пять! И я произношу цифру «пять», а он запихивает себе в рот cигарету не тем концом, роняет её и зло так наклоняется ко мне: «А мне-то кто даст?»

Я уехал ни с чем, расстроился, пришел в «Бонч» на проспекте Большевиков, забрался наверх, походил. Думаю: «А зачем я стал ректором»? В общежитиях – ничего, а уже интернет есть и ребята хотят, чтобы всё это работало…

Недели три я был в ужасном состоянии. Хлопнуть дверью и уйти? И тут меня зло взяло: почему я крайний, ведь я ни в чём не виноват, я ничего не украл! И я решил поехать с директором ИТАР-ТАСС, нашим выпускником Борисом Петровым (очень мудрый человек, всегда помогал «Бончу» в трудную минуту) и журналистами к министру. Мы приехали, а министр звонит кому-то и говорит: «Сан Санычу нужно помочь». И я понимаю, что он звонит Яшину Валерию Николаевичу, главному связисту России, тоже выпускнику «Бонча», руководителю «Связьинвеста». – «Сколько?» – «Сколько скажет!» И я отпускаю журналистов, приезжаю к Яшину и говорю, что мне надо-то ерунду – отдать приблизительно десять миллионов рублей, а двадцать подождут. Связисты помогли, и постепенно долги исчезли.

– Что было дальше? Кто из руководителей ведомств вам больше всего помог?

– Мы стали ремонтироваться, запустили новый корпус на Дыбенко. Но, главное, нужна была образовательная идея! Мощность «Бонча» я прекрасно понимал – 1200 человек в год. Появились студенты-контрактники, и всего было 15 000 студентов. Это был примерно 2003–2004 год.

И тут в поле моего внимания попадают два события – это описание ситуации в Гарлеме и реакция на неё Билла Гейтса. Приятели Билла Гейтса провели на его деньги социальный опрос гарлемских подростков и выяснили, что все они любят компьютеры. Гейтс обратился к мэру Нью-Йорка Рудольфу Джулиани. Район отремонтировали, были построены школы, где компьютерных классов сделали столько, сколько детей в регионе. Каждый ребёнок сел к своему компьютеру и мог работать на нем 24/7. У меня и книжка Гейтса есть на русском языке – «Бизнес со скоростью мысли». Полистайте, очень полезно!

У меня эта идея реализовалась в известную формулу: КАЖДОМУ СТУДЕНТУ – СВОЙ КОМПЬЮТЕР. Я приехал к Л. Д. Рейману и попросил его содействия на приобретение 6000 ноутбуков. Страшно переживал, и нам купил и подарил макбуки «Ростелеком» (спасибо ему за это!).

Из тех, кто нам помог, я бы хотел упомянуть, безусловно, Леонида Дододжоновича Реймана. Его способности и отношение к «Бончу» совершенно уникальные! Однажды он летел ночным рейсом из Китая, и я ожидал, что он прилетит, выспится, а потом приедет к нам в корпус. И вот я еду на рынок, а в десять утра звонит Леонид Дододжонович: «Сан Саныч, через час можете быть?» Я говорю: «Конечно». Взял такси и поехал в «Бонч» – и мы с ним весь день до позднего вечера обходили вверх и вниз весь этот корпус на проспекте Большевиков перед капремонтом. Он вникал во всё: свет, цвет, материалы, что закрывать, что не закрывать, безопасность. Просто потрясающе!

Когда встал вопрос о втором корпусе и был готов проект, нам очень сильно помогли Валентина Ивановна Матвиенко и Борис Вячеславович Грызлов. Деньги были государственные. Помню, стою на даче, у нас крыльцо высокое, а жена говорит: «А ты поднимешься поговорить с председателем Государственной Думы?» Я говорю: «Ну конечно, не каждый раз тебе звонит Председатель Государственной Думы». И Борис Вячеславович мне сообщает, что на второй корпус выделили 597 миллионов – столько, сколько мы просили по проекту. А потом деньги кончились: здание стоит недостроенное, инфляция. И в отпуске я увидел, как по «России-24» В. В. Путин говорит, что деньги будут выделять только тем, у кого незаконченное строительство.

Мы подготовили письмо, провели все нужные экспертизы, но в Смольном нам всё это отказались подписывать. И тут помогла Валентина Ивановна: подписала наше письмо, деньги выделили. Это её заслуга. И конечно, очень сильно помогал нам Владимир Александрович Акулич [ранее – вице-президент ОАО «Ростелеком»].

Хочу высказать самые добрые слова профессору Бачевскому Сергею Викторовичу, ректору «Бонча» с 2011 по 2021 годы, за огромную работу по сохранению сквозных переходов между корпусами на проспекте Большевиков. Без решения этой тяжелейшей проблемы была бы невозможна современная блестящая организация жизнедеятельности нашего университета.

– Что бы вы хотели сказать нынешним студентам и выпускникам – «бончевцам» разных поколений?

– Чем я удивлен и расстроен, так это тем, что людей хороших на Земле становится меньше. Очень много разводов, 43% – мировая статистика! Я задумался – почему? Наши специальности позволяют перевести любой разговор в цифры, в объёмы, а отношения между людьми строятся по этим схемам. Когда мы говорим друг другу что-то, то, даже если мы настроены позитивно, половину информации человек не воспринимает – выбрасывает её на уровне восприятия. Вторая половина информации попадает в сознание через подсознание, где идёт отбраковка критериев. Ещё половина отбрасывается. И когда одна сторона считает, что высказалась полностью и понята, то вторая сторона усвоила только четверть от общего объёма информации.

Я придумал формулу, которую хочу привести. Самый лучший вид вранья – правда! Невозможно узнать, что же там исчезло, эти три четверти информации. Значит, надо говорить правду! А если вы не договорились, то и любви у вас нет. Чувствуете? Правду нужно говорить. На этом мы закончим.

А. А. Гоголь: «Надо говорить правду!»

Материал подготовлен УМиР

При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.
28
Поделиться:
Другие новости
Студент колледжа телекоммуникаций – волонтер гуманитарной миссии 1 февраля Студент колледжа телекоммуникаций – волонтер гуманитарной миссии Доцент кафедры защищенных систем связи стал инструктором Академии Eltex 1 февраля Доцент кафедры защищенных систем связи стал инструктором Академии Eltex Руководство СПбГУТ приняло участие в совещании по созданию в городе сети производства беспилотников 31 января Руководство СПбГУТ приняло участие в совещании по созданию в городе сети производства беспилотников Студенты СПбГУТ научились работать с сетями мобильной связи на факультативе 31 января Студенты СПбГУТ научились работать с сетями мобильной связи на факультативе Студенты СПбГУТ на мероприятиях ко Дню снятия блокады Ленинграда 31 января Студенты СПбГУТ на мероприятиях ко Дню снятия блокады Ленинграда Продуктивно, насыщенно и интересно: «бончевцы» провели праздник студенчества 30 января Продуктивно, насыщенно и интересно: «бончевцы» провели праздник студенчества Студотряды СПбГУТ подвели итоги года и представили планы на будущий год 30 января Студотряды СПбГУТ подвели итоги года и представили планы на будущий год Ректор СПбГУТ Руслан Киричек принял участие в заседании Совета ректоров вузов 27 января Ректор СПбГУТ Руслан Киричек принял участие в заседании Совета ректоров вузов В День студента власти Петербурга встретились с участниками городского Студсовета 27 января В День студента власти Петербурга встретились с участниками городского Студсовета Выбираем ЕГЭ – поступаем в «Бонч»! 27 января Выбираем ЕГЭ – поступаем в «Бонч»! День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады 27 января День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады Две «бронзы» на Спартакиаде «Здоровье-2023» 26 января Две «бронзы» на Спартакиаде «Здоровье-2023» «Бончевцы» обсудили роль женщин-ученых в науке 26 января «Бончевцы» обсудили роль женщин-ученых в науке Ректоры подведомственных Минцифры СПбГУТ и МТУСИ встретились в Петербурге 25 января Ректоры подведомственных Минцифры СПбГУТ и МТУСИ встретились в Петербурге Глава Минцифры Максут Шадаев поздравил СПбГУТ с Днем студента 25 января Глава Минцифры Максут Шадаев поздравил СПбГУТ с Днем студента С Днем российского студенчества! 25 января С Днем российского студенчества! Росмолодежь запускает новый сезон проекта «Твой Ход» и грантовые конкурсы 24 января Росмолодежь запускает новый сезон проекта «Твой Ход» и грантовые конкурсы Школьники из Якутии познакомились с университетом телекоммуникаций 24 января Школьники из Якутии познакомились с университетом телекоммуникаций Студенты СПбКТ на памятных мероприятиях ко Дню прорыва блокады Ленинграда 23 января Студенты СПбКТ на памятных мероприятиях ко Дню прорыва блокады Ленинграда Очередное заседание ученого совета 23 января Очередное заседание ученого совета